«Проект деградации». Лидер КПРФ Г.А. Зюганов о проекте российского бюджета на 2015—2017 гг.

С каждым годом процесс согласования проекта бюджета оказывается всё более конфликтным, а ситуация, связанная с рассмотрением бюджетного проекта как депутатами, так и экспертным сообществом, становится более острой. Всё чаще стали проявляться и разногласия между отдельными подразделениями правительства при согласовании исходных условий бюджета, заложенных в него макроэкономических показателей. Уверен, что и дискуссии в Государственной думе при обсуждении проекта бюджета на 2015—2017 гг. будут более напряжёнными, чем при обсуждении прежних проектов.

 

На содержание нынешнего бюджетного проекта сильно повлияли обострившаяся внешнеполитическая ситуация, ухудшившееся положение России на мировой арене. Но ещё более негативное влияние на него оказал затянувшийся внутрироссийский кризис — экономический и финансовый. В нынешней ситуации ещё больше, чем в прежние годы, возрастает значение бюджета с точки зрения наших национальных интересов.

Прежде всего, безопасности государства и обеспечения его обороноспособности, соблюдения социальных гарантий, которые государство давало гражданам. Можно смело сказать, что жизнь страны, ключевые вопросы её развития всё больше зависят от полноты и реалистичности бюджета. Фракция КПРФ, используя печатные издания, сайты и другие средства информации, ежегодно даёт всестороннюю и объективную оценку этого важнейшего документа. В текущем году интерес к бюджету заметно возрос, поскольку растут масштаб и острота проблем, которые испытывает на себе наше общество. И проблемы эти в первую очередь социально-экономические.

С каждым годом всё хуже

Всем, кто всерьёз следит за политической жизнью страны, известно, что коммунисты почти никогда не голосуют в Думе за предлагаемые правительством проекты бюджета. Эту позицию наши оппоненты объясняют тем, что голосование против становится для коммунистов способом продемонстрировать свою оппозиционность и что именно таким мотивом мы руководствуемся, когда отказываемся поддерживать правительственные проекты. Но, объясняя причины нашего несогласия таким образом, и провластное большинство в парламенте, и сами правительственные чиновники стремятся затушевать главное, уйти от реалистичной оценки бюджетного процесса.

На самом деле наша позиция объясняется тем, что каждый год правительство направляет в Думу проект, который оказывается более ущербным в сравнении с ранее принятым бюджетом и ещё меньше отвечает ключевым интересам страны. Очередной проект, направляемый правительством в парламент, содержит в себе всё меньше финансовых возможностей для решения стоящих перед Россией проблем — как экономических, так и социальных. И в этот раз мы, коммунисты, считаем необходимым не просто высказаться против, а представить гражданам правдивую и максимально полную оценку нынешнего проекта федерального бюджета на предстоящие 2015—2017 гг.

Внятно определить, в чём его проблемы, в чём его несостоятельность, которая и является истинной причиной нашего отказа поддерживать такой проект. И в чём, соответственно, несостоятельность правительственного социально-экономического курса как такового, квинтэссенцией которого становится бюджетная политика кабинета министров.

Сырьевая игла олигархии

Сегодня даже школьникам известно, что наша страна живёт, прежде всего, за счёт продажи нефти и газа. Иными словами, сидит на сырьевой игле. И зависима от неё всё сильнее и сильнее, несмотря на многократные обещания власти принципиально изменить эту ситуацию, чрезвычайно негативную и опасную для России. Доказательство этой опасности уже налицо. В текущем году, особенно в последние дни, мировые цены на сырьё, от торговли которым полностью зависит наша экономика, успели заметно снизиться.

Ожидаемая по итогам нынешнего года цена на нефть — 104 доллара за баррель, на газ — 321 доллар за тысячу кубометров. Этот уровень мировых цен позволил обеспечить исполнение заложенных в бюджете на 2014 год расходов. Можно сказать, обеспечить с лёгкостью, поскольку средняя цена нефти почти на 8 долларов выше той, которая закладывалась в бюджет годом ранее. С учётом благоприятной в целом ситуации на нефтяном рынке в текущем году правительство заложило в проект бюджета на три предстоящих года цену на нефть в 100 долларов за баррель.

При этом такая цена увязана не только с увеличением доходов бюджета, но и с отчислениями в Резервный фонд и в Фонд национального благосостояния. Из каждых 100 долларов нефтяных доходов России в эти фонды предполагается перечислять 4 доллара. С учётом этого и следует исчислять нефтяные доходы бюджета. Но реальны ли такие доходы? В первые дни октября мировые цены на нефть резко упали. Вполне серьёзные и ответственные эксперты прогнозируют их падение в скором будущем до 70 долларов. А Центробанк в своём недавнем прогнозе не исключил и снижение до 60 долларов. Вот почему многие эксперты и аналитические центры считают завышенной ту цену на нефть, которая заложена в проекте бюджета на следующие три года. Всё это может повлечь серьёзные финансовые риски для России и привести к социальной нестабильности.

Говоря о зависимости бюджета от нефтяной конъюнктуры, необходимо обратить внимание и на такой важный фактор, как экспорт нефтепродуктов. Предусмотренные в проекте объёмы экспорта непереработанного сырья — нефти и газа — растут, а объёмы экспорта нефтепродуктов снижаются. И снижение в 2017 году должно составить 9,2% по сравнению с 2014 годом. Эта тенденция противоречит не только обещаниям правительства развивать перерабатывающие отрасли, но и экономическим интересам страны, интересам народа. Несмотря ни на какие санкции и внешние угрозы, негативное влияние которых на российскую экономику усиливается, те, кто завладел богатствами страны, продолжают гнать за рубеж непереработанное сырьё.

Эти господа попросту ни за что не отвечают перед страной. Выгода от их деятельности оказывается сугубо односторонней. Для них самих эта выгода очевидна, а для государства и общества она, по сути, равна нулю. При этом стараниями «партии власти» им теперь ещё и собираются гарантировать возмещение убытков, понесённых в результате санкций, за счёт государственного бюджета. Под предлогом защиты государственных интересов лоббируются интересы олигархии, де-факто узаконивается двойное ограбление страны. Сначала её грабят, выводя накопленные капиталы за рубеж.

И готовы грабить по второму кругу, возмещая — опять же за счёт народа — то, что было отсюда вывезено и потеряно за рубежом. При таком потакании интересам олигархата проблемы, стоящие перед Россией, не могут быть решены. Они могут только усугубляться. Это важнейший вопрос российской социально-экономической политики. И это её главный недуг. А власть, похоже, не собирается не только лечить его, но даже признавать.

Проект, противоречащий закону

Общепринятым показателем, характеризующим состояние экономики страны, являются внутренний валовой продукт, его динамика и структура. Заложенные в представленном проекте бюджета на предстоящие три года показатели динамики ВВП свидетельствуют о реальном кризисе и его дальнейшем усугублении. Уже сейчас имеет место не только снижение темпов роста, которое признаёт и правительство, но и снижение ВВП в денежном выражении, в абсолютных показателях.

Существенное снижение ВВП, а также других показателей, зависящих от него, в представленном проекте бюджета замаскировано так называемыми корректировками прогнозов. Но суть заключается в том, что год назад Дума приняла, Совет Федерации одобрил, а президент подписал не проект, а закон о бюджете на трёхлетний период. В представленном же проекте его показатели изменены до неузнаваемости. И это уже не корректировка прогноза, а грубое неисполнение закона.

Год назад в прогнозе на 2015 год предусматривался ВВП в сумме 79 трлн. 660 млрд. рублей. В последнем проекте, представленном правительством, сумма ВВП снижена до 77 трлн. 498 млрд., то есть на 2 трлн. 162 млрд. рублей. Что кроется за этой корректировкой? При прогнозируемом уровне доходов бюджета к ВВП в 19,5% от снижения ВВП бюджет теряет 422 млрд. рублей в 2015 году и около 690 млрд. — в 2016-м. Вот реальная цена пересмотренных проектов и скорректированных прогнозов по ВВП. Эту цену заплатит народ.

Анализ представленного проекта бюджета показывает, что эффективной борьбы с кризисом вообще нет. Об этом особенно красноречиво свидетельствует масштабная корректировка прошлогодних прогнозов по инвестициям в сторону их снижения. Так, в прошлом году в проекте бюджета на 2015 год был заложен объём инвестиций в сумме 16 трлн. 577 млрд. рублей. А в нынешнем проекте на тот же 2015 год они снижены до 14 трлн. 442 млрд. Снижение составляет 2 трлн. 135 млрд. рублей, то есть 13% от утверждённого в прошлом году показателя. Ещё более масштабное снижение объёма инвестиций заложено на 2016 год: с 18 трлн. 475 млрд. рублей до 15 трлн. 356 млрд. — на 3 трлн. 119 млрд., или на 17%. Сумма, на которую сокращаются инвестиции, почти равна расходам на оборону, запланированным на тот же 2016 год.

Наши доморощенные либералы уже неоднократно подвергали обструкции проект бюджета — именно из-за высоких расходов на национальную оборону. Хотя в нынешней ситуации всем здравомыслящим гражданам ясно, что безопасность страны необходимо укреплять. Но никто из этих крикунов даже не обмолвился, что при той экономической блокаде, в которой оказалась Россия, ни в коем случае нельзя снижать инвестиции в экономику. Почему же либералы упорно избегают этой темы? Да потому что они связаны пуповиной общих интересов и общей идеологии с тем самым олигархатом, который сегодня управляет богатствами России, используя их исключительно для собственного обогащения и даже не помышляя о развитии России.

При таком снижении инвестиций бессмысленно рассчитывать на улучшение экономической ситуации, на научно-технический рост и технологическое обновление промышленного производства, на рост производительности труда, на реализацию программ импортозамещения. Об этих жизненно важных задачах на словах постоянно напоминают и правительство, и президент. Напоминают на всех экономических форумах и во всех посланиях и обращениях. Но реальная экономическая политика власти остаётся такой, что слова заведомо не могут воплотиться в дела.

Нужно заметить, что и тот объём инвестиций, который планировался год назад, тоже недостаточен для решения стоящих перед страной задач. А нынешние корректировки, уже совершенно недопустимые в сегодняшней ситуации, в полной мере демонстрируют разрушительную природу компрадорского капитализма. Природу системы, рассчитанной на то, чтобы дорвавшиеся до власти и до крупной собственности нувориши могли побольше отхватить для себя, побольше вытянуть из страны, вывезти за её пределы и ничего при этом не вложить в развитие России.

В расчёте на фиктивные доходы

О том, что экономика страны всё глубже погружается в кризис, свидетельствуют и показатели экспорта товаров. Если в 2013 году общая сумма выручки от российского экспорта составляла 527,3 млрд. долларов, а ожидаемая в текущем году — 511,2 млрд. (снижение на 16,1 млрд.), то уже в 2015-м этот показатель упадёт до 494,2 млрд. По сравнению с 2013 годом снижение составит 33,1 млрд. долларов. Уменьшение выручки от экспорта предполагается в первую очередь из-за снижения прогнозируемых цен на экспортируемый Россией газ. В долларовом исчислении это снижение в 2015 году приведёт к потере нашей страной 10 млрд. дохода от экспорта газа.

Следует напомнить, что существенное снижение объёма экспорта предусматривается при цене на нефть в 100 долларов за баррель. В случае же падения этого показателя заложенный в проект бюджета прогноз по поступлениям от экспорта окажется абсолютной фикцией. Однако сомнительный прогноз по цене на нефть не является основной причиной, по которой КПРФ считает себя не вправе поддерживать представленный проект бюджета.

Принципиально важно то, что даже при такой высокой цене на нефть, какую по-прежнему прогнозирует правительство, в бюджете заложено снижение экспорта в 2015 году на 1 трлн. 250 млрд. в рублёвом эквиваленте в сравнении с 2013 годом. Это 1,6% российского ВВП. Принципиальная задача состоит в том, чтобы наша внутренняя экономика была готова покрыть эти потери. Но сегодняшняя система, её устройство, её структура и характерные для неё методы управления исключают решение этой задачи. Любой из разделов бюджетного проекта, представленного в Думу, может свидетельствовать о несостоятельности экономической, социальной, а значит, и политической системы. Сам этот проект представляет собой вопиющий результат её несостоятельности. Вот поэтому мы его и не поддерживаем.

Одним из макроэкономических показателей, который лишний раз доказывает объективность нашей оценки, является «прибыль прибыльных организаций», как официально именуется этот показатель в правительственном документе. В текущем году, несмотря на все экономические сложности, эта прибыль увеличилась по сравнению с 2013 годом на 1 трлн. 432 млрд. рублей и составила 13 трлн. 685 млрд., или 97,5% от доходов федерального бюджета. В 2017 году прогнозируется 15 трлн. 990 млрд. рублей прибыли прибыльных организаций, то есть её увеличение за период 2015—2017 гг. на 14,5%.

Прогнозируемый рост ВВП за эти же три года, согласно бюджетному проекту, составит всего 6,6%. То есть рост прибыли прибыльных организаций значительно опережает рост ВВП. Факт, казалось бы, позитивный. Но что в результате имеет от этого наша экономика? Нам могут ответить: налоги. Однако прибыль должна направляться не только на налоги, но прежде всего на дальнейшее развитие и совершенствование производственно-технической базы. Должна она направляться и на развитие отраслевой науки, что сегодня исключительно важно.

Возникает вполне законный вопрос: почему при столь существенном росте прибыли прогнозируется столь масштабное снижение инвестиций в сравнении с прогнозом на 2014—2015 гг.? Такую экономическую политику никак нельзя назвать государственной. А представленные прогнозы справедливо будет назвать проектами, направленными на разрушение и экономическую деградацию страны.

Никак нельзя смириться и с тем, что, несмотря на прогнозируемую прибыль, в бюджетном проекте заложено сокращение фонда заработной платы. Подобное было абсолютно исключено в условиях советской экономики, при любом генсеке, при любом правительстве. Сами законы социализма исключали подобный абсурд, подобную несправедливость.

В представленном проекте бюджета фонд заработной платы в 2015 году должен сократиться на 442 млрд. рублей в сравнении с показателем, заложенным в законе о бюджете. На 2016 год планируется дальнейшее снижение фонда заработной платы — ещё на 702 млрд. рублей, или на 3,3%. Такие корректировки, да ещё и в условиях высокой инфляции, значительно опережающей её прогнозируемый уровень, становятся уже не скрытым, а самым непосредственным фактором обнищания народа. Можно сказать, что перед нами вполне откровенный план обнищания абсолютного большинства российских граждан.

Только в одном случае реальные показатели оказываются выше тех, которые прогнозирует правительство. Это показатели роста курса доллара и евро по отношению к рублю. В принятом год назад бюджете на 2015 год предусматривался курс 34,3 рубля за доллар. В нынешнем проекте бюджета прогнозируется курс 37,3 рубля за доллар. К концу прогнозируемого периода намечается рост курса до 39,5 рубля за доллар. Но уже к сегодняшнему дню цена доллара на валютном рынке перевалила за 40-рублёвую отметку. С одной стороны, завышенный курс доллара позволяет получать фиктивные бюджетные доходы. С другой стороны, он позволяет грабить российских граждан.

Все те показатели, о которых я сказал, прямо или косвенно влияют на основные параметры федерального бюджета. В свою очередь, от параметров бюджета зависят выполнение социальных обязательств государства и качество жизни большей части общества.

Доходы федерального бюджета вырастут за прогнозируемый период 2015—2017 гг. на 1,5 трлн. рублей, или на 9,7%. Но даже при условии, что сбудется самый благоприятный прогноз по инфляции, она всё равно вырастет за тот же период минимум на 16%. Следовательно, инфляция нивелирует, поглотит рост доходов бюджета.

Не решается в должной мере задача увеличения нефтегазовых доходов. При этом они, согласно правительственному проекту, будут составлять почти половину от всей доходной части бюджета. Но по-настоящему ответственная власть обязана осознавать, что при нынешних неблагоприятных для России условиях, в ситуации возрастающих экономических рисков, столь тотальная зависимость бюджета от мировых цен на нефть сулит ещё большую опасность, чем в период кризиса 2008—2009 гг.

Мифы о бюджетных расходах

Соответствие проекта бюджета интересам общества определяется расходами по отдельным направлениям, обозначенным в бюджетных разделах. Ещё в процессе обсуждения нынешнего проекта в правительстве больше всего критических оценок было высказано по поводу роста расходов на национальную оборону. Как отмечалось выше, это связано с неизменной позицией проамериканских сил, которые не заинтересованы в укреплении обороноспособности страны. Закономерно, что, защищая интересы тех, кто грабит Россию, либералы при этом вовсе не склонны защищать интересы самой России.

А болезненная реакция на увеличение оборонных ассигнований, продемонстрированная внутри правительства, лишний раз доказывает, что и кабинет министров по-прежнему ангажирован антироссийской по своей сути идеологией. В первую очередь это касается финансово-экономического и социального блока правительства.

Что касается роста расходов на оборону, то, на самом деле, он предусмотрен только на 2015 год — на 33% по отношению к ожидаемым расходам в 2014-м. При этом в течение прогнозируемого периода с 2015  по 2017 год общие оборонные расходы не растут, а снижаются на 49 млрд. рублей. Снижается и их доля в общей сумме бюджетных расходов — с 21,2% в 2015 году до 20% в 2017-м.

Также доля государственных затрат на оборону снижается за этот же период по отношению к ВВП — с 4,2% до 3,6%. Оценивая эти показатели на фоне той ситуации, в которой сегодня оказалась наша страна, бессмысленно говорить о чрезмерных оборонных расходах. Самое важное, чтобы эти расходы направлялись по назначению и принесли необходимый стране результат, обеспечили её безопасность.

Немало позитивных оценок было высказано как правительственными чиновниками, так и экспертами в связи с якобы значительным ростом расходов на национальную экономику. Эти оценки можно с уверенностью назвать беспочвенными. В 2015 году расходы на национальную экономику увеличиваются на 7,8% по отношению к ожидаемым в текущем году. Этот так называемый рост не превышает уровня годовой инфляции, который даже согласно официальной статистике и прогнозам Центробанка окажется не ниже 7,5—8%. Следовательно, заложенный в проекте бюджета рост расходов на национальную экономику будет обесценен растущей инфляцией. Кроме того, в проекте бюджета на 2016 год заложено уже снижение расходов на национальную экономику на 92,3 млрд. рублей, или на 4% по отношению к 2015-му. В 2017 году бюджетные расходы на развитие экономики не достигнут даже того объёма, который был предусмотрен на 2015 год законом о бюджете.

Отсюда следует вполне очевидный вывод, что реальные расходы на развитие национальной экономики в представленном проекте не увеличиваются, а снижаются. Об этом свидетельствует отрицательная динамика этих расходов по отношению к ВВП: в 2014 году — 3%, в 2017-м — 2,6%. Существенно снижается доля расходов на национальную экономику в общей сумме бюджетных расходов — с 15,6% в 2014 году до 14,5% в 2017-м. Если бы эти расходы по отношению к ВВП оставались в 2017 году на уровне 2014-го, то их сумма увеличилась бы на 360 млрд. рублей. И это была бы солидная прибавка, которую можно было бы разделить между промышленностью, транспортом, сельским хозяйством, строительной и другими важнейшими отраслями.

Привожу все эти цифры для того, чтобы показать, насколько необъективным и безответственным является утверждение правительства о росте расходов на развитие российской экономики. А ведь именно это утверждение послужило для составителей и сторонников нового бюджетного проекта основным доказательством его состоятельности. Липовым и абсолютно беспочвенным доказательством.

Грабёж в социальной сфере

Ещё более неприемлемыми представляются обозначенные в бюджетном проекте тенденции, касающиеся финансирования такой жизненно важной сферы, как образование. При ожидаемых в 2014 году расходах по этому направлению в сумме 649,8 млрд. рублей, на 2015 год предусматривается сокращение расходов до 618,9 млрд., то есть на 31 млрд., или на 4%. С учётом обесценения предусмотренных расходов в связи с инфляцией реальное их снижение составит минимум 12—15%.

Иными словами, государственное обеспечение образовательного процесса существенно снижается. При том, что и сейчас его нельзя назвать достаточным. Несложно понять, что такая финансовая политика направлена на деградацию общества, а не на подъём, не на научно-технический прорыв, жизненно необходимый России. Напрашивается вывод, что тем, кто де-факто управляет страной, не нужны образованные граждане, которыми сложнее манипулировать, которых сложнее дурачить.

И совсем уж удручающей предстаёт в проекте бюджета перспектива финансового обеспечения системы здравоохранения. В 2015 году расходы на эту сферу сокращаются сразу на 114,6 млрд. рублей по сравнению с ожидаемыми расходами в 2014 году. Такого падения государственных затрат на здравоохранение, которое в течение одного года составит 22%, не было ни во время кризиса 2008—2009 гг., ни во времена дефолта 1998 года. Сегодня надо говорить не просто о снижении расходов на здравоохранение.

Мы должны говорить о том, что правительство выносит этой важнейшей сфере приговор: деградировать и разрушаться ещё стремительнее, чем прежде. И тем самым прямо подтверждает, насколько ничтожна для власти цена благополучия и самой жизни российских граждан. Насколько слабо они защищены нынешним государством и насколько к ним равнодушны нынешние управленцы.

Не приходится сомневаться, что при обсуждении проекта бюджета на пленарном заседании в Государственной думе правительство найдёт аргументы и в пользу этого проекта в целом, и в пользу вопиющего сокращения расходов на здравоохранение. Разумеется, оно, как всегда, сошлётся на необходимость повышения эффективности расходов. В предыдущем проекте были сокращены расходы на амбулаторное медицинское обслуживание, в нынешнем «оптимизированы» расходы на стационарное.

Чем-то надо объяснять, почему расходы на здравоохранение будут неуклонно снижаться и в 2017 году составят лишь 77% по отношению к 2014 году. А если называть вещи своими именами, то с учётом инфляционного обесценения рубля реальные расходы на здравоохранение за этот период будут сокращены вдвое. Горькая правда заключается в том, что расходы как на образование, так и на здравоохранение всё более явно перекладываются на плечи народа. При этом денег у народа не прибавится, а общая ситуация обнищания, вызванного инфляцией и сокращением фонда заработной платы, лишь усугубится из-за того, что образование и медицина будут обходиться гражданам всё дороже и дороже.

Оценивая заложенное в бюджете снижение расходов, нужно прямо говорить и о том, что одновременно и неизбежно последует заметное повышение цен на лекарства. Ведь минимум 80% препаратов по-прежнему поступают на российский лекарственный рынок из-за рубежа. Тут Россия испытывает попросту катастрофическую зависимость от импорта, которая прямо угрожает нашей национальной безопасности, о чём КПРФ постоянно напоминает. Следовательно, и закупаться большая часть лекарств будет по-прежнему за иностранную валюту, которая, согласно прогнозам Центробанка и того же правительства, продолжит дорожать.

От представителей власти нередко приходится слышать, что государство вовсе не отказывается от своих социальных обязательств, но лишь переносит всё более существенную часть расходов на образование, здравоохранение и другие социальные нужды с федерального бюджета на региональные. С этой тенденцией можно было бы согласиться, если бы регионы имели достаточную бюджетную базу.

Однако в абсолютном большинстве российских регионов сегодня наблюдается дефицит местного бюджета, который сопровождается постоянным ростом долгов. И одновременно с этим в проекте федерального бюджета на 2015—2017 гг. предусматривается снижение финансовой поддержки российских регионов. Так, по разделу «Межбюджетные трансферты» на 2015 год предусматривается снижение государственных инвестиций в регионы на 102,6 млрд. рублей по сравнению с ожидаемыми в 2014 году. Снижение межбюджетных трансфертов прогнозируется на все три года. В 2017-м, несмотря на то, что растущая инфляция и обесценение рубля коснутся всех регионов, сумма трансфертов даже не достигнет показателя 2014 года.

Напротив, за трёхлетний период она снизится на 67 млрд. рублей. Перекладывая основные социальные расходы на регионы, правительство усугубляет их финансовые проблемы, а само при этом прячется от прямой ответственности перед страной и народом за вопиющие издержки экономической и социальной политики.

Анализируя проект бюджета, нельзя не сказать о ставшем уже хроническим снижении расходов на жилищно-коммунальное хозяйство. Отмечу, что расходы по этому разделу снижаются на протяжении двух десятилетий — в течение всей истории постсоветской капиталистической России. Это один из красноречивых результатов того, что в начале 1990-х на смену народному государству у нас пришло государство олигархическое, коррупционное, взявшее на вооружение разрушительную систему управления экономикой и социальной сферой.

Говоря прямо, расходы на ЖКХ постепенно выводятся из федерального бюджета, и дело идёт к тому, что из государственной казны на них в конце концов перестанут выделять хоть какие-нибудь средства. Во фракцию КПРФ и лично на моё имя ежемесячно поступают тысячи писем с криком о помощи: жильё у граждан приходит в негодность, ремонтировать его не на что, а власть помогать отказывается.

О помощи просят люди, которые всю жизнь трудились, а сегодня, при нынешней системе, оказались в невыносимых бытовых условиях. Не их вина, что они лишены возможности поддерживать в должном состоянии свои аварийные дома и изношенные квартиры. И этой вопиющей социальной проблемой правительство упорно пренебрегает. Точнее говоря, перекладывает эту неподъёмную для большинства граждан проблему на плечи нищающего народа.

Если в текущем году ожидаемые расходы на ЖКХ должны составить 125,5 млрд. рублей, то в 2017-м — только 51,9 млрд. Снижение в 2,4 раза! При этом средства, которые планируется собрать с граждан на ремонт ветхого жилья, в 4—5 раз превышают заложенные в бюджете инвестиции в жилищно-коммунальную сферу. Тут уже впору говорить не просто об идеологии и практике капитализма, но об идеологии и практике капитализма разбойничьего. Воспитанные на этой идеологии чиновники, эксперты и аналитики заявляют, что за состояние домов должны нести ответственность те, кто в них живёт.

При этом они не желают учитывать, что абсолютное большинство граждан России объективно не в состоянии оплачивать расходы на ремонт жилых помещений — просто потому, что у них нищенские зарплата и пенсии. Между тем, согласно проекту бюджета, в 2017 году расходы на ЖКХ составят всего лишь 0,3% от общей суммы расходов федерального бюджета. И причина вовсе не в том, что для государства и для правительства непосильны более существенные затраты на эту сферу. Просто им нет дела до того, как, в каких условиях живёт народ.

Своим отношением к вопросу финансирования ЖКХ власть напоминает обществу, что в тех, кто не сумел нажиться, награбить, сколотить миллионы и миллиарды, в тех, кто не относится к ничтожному проценту богачей, она видит маргиналов, не достойных цивилизованных, человеческих условий жизни.

Из этого бюджета следует, что наш доморощенный капитализм воспроизводит социально-политические принципы, характерные для самых отсталых и бедных государств планеты, для самых криминальных и антисоциальных политических режимов.

Болезнь системы — возрастающая угроза для общества

В конечном счёте, предложенный правительством проект бюджета свидетельствует о пренебрежительном отношении его авторов к любой из сфер жизни общества. И к тем сферам, о которых я уже сказал, и к таким, как культура или массовый спорт.

Расходы на культуру и кинематографию, которые попросту необходимо спасать, если мы не хотим допустить окончательной интеллектуальной и нравственной деградации общества, одичания новых поколений наших граждан, в проекте бюджета с 2014 по 2017 год снижаются почти на 10%. Но самое вопиющее — не проценты, а то, насколько государственные расходы на них ничтожны в принципе.

Правительство выделяет на их финансирование меньше тысячной доли от российского ВВП! Можно ли при этом хотя бы мечтать о возрождении национальной культуры, национального кинематографа, который в советское время играл колоссальную роль в деле гражданского сплочения и духовного развития общества, а заодно, поддерживаемый государством, сам в итоге приносил огромную выгоду и мощь?

С высоких трибун неоднократно звучали призывы более полно финансировать физическую культуру и спорт. Прежде всего массовый спорт, потому что именно от него зависит здоровье нации. Как бы мы ни восторгались мастерством спортсменов-профессионалов, как бы ни интересовались их достижениями, как бы ни гордились своими соотечественниками, когда они добиваются успехов на мировых спортивных аренах, но здоровье граждан зарабатывается не во время просмотра спортивных соревнований по телевидению и не на трибунах стадионов.

Их здоровье зависит от того, насколько развита в стране инфраструктура общедоступного массового спорта, насколько спортивные секции и площадки доступны для детей и юношества. Что же мы в связи с этим обнаруживаем в проекте бюджета?

Если в принятом год назад законе о бюджете предусматривалось, что в 2015 году раздел «Физическая культура и спорт» будет профинансирован на 100,7 млрд. рублей, то в представленном на рассмотрение Думы бюджетном проекте эта сумма урезана на четверть — на 25,3 млрд. А в 2016 году расходы по тому же разделу окажутся на 23,8 млрд. ниже, чем предусматривалось в принятом год назад законе.

Итак, правительство снижает расходы и на образование, и на здравоохранение, и на ЖКХ, и на культуру, и на спорт. То есть буквально на всё, что крайне важно для общества, для большинства граждан. И единственный раздел бюджета, по которому предусматривается устойчивый и гарантированный рост, — это расходы на обслуживание государственного и муниципального долга. На 2015 год по этому разделу предусмотрено выделить из бюджета 449,3 млрд. рублей.

И если в 2015 году расходы на обслуживание государственного и муниципального долга превысят расходы на здравоохранение на 38,1 млрд. рублей, то в 2016-м — уже почти на 94 млрд. В 2017 году расходы на эти цели вырастут относительно 2014-го на 35% и составят 584,1 млрд. рублей. Это не просто цифры, не просто тенденции. Это симптомы тяжёлой социально-политической болезни. На её лечение денег в бюджете не находится. Деньги в офшорах и в зарубежных банках, куда их безостановочно выводят из России.

Даже те многочисленные цифры, которые были здесь названы, не могут дать исчерпывающего представления о том, насколько неудовлетворителен проект федерального бюджета. Как не могут они дать и полного представления о том, насколько кризисно состояние российской экономики и негодно качество государственного управления социально-экономической сферой.

«Эффективный» бюджет неэффективного правительства

При обсуждении бюджетного проекта в Думе мы, коммунисты, дадим ему жёсткую и объективную оценку. Фракция КПРФ внесёт в проект свои поправки, направленные на увеличение расходов по важнейшим статьям. Но, разумеется, поддерживать правительственный проект бюджета в его нынешнем виде мы не станем. Однако, учитывая традиционную поддержку любых инициатив правительства провластным депутатским большинством, можно уверенно предположить, что бюджет будет принят со всеми вопиющими изъянами, которые я перечислил. Суммируя эти изъяны, можно сформулировать основные проблемы бюджета, который навязывает стране власть. Проблемы, влияние которых на погружающуюся в системный кризис отечественную экономику и социальную сферу может оказаться фатальным.

1. Проект бюджета разработан на основе формального набора цифр, которые не отражают ни реального состояния российской экономики, ни её сегодняшних запросов и никак не связаны с решением тех задач, которые стоят перед страной.

2. В проекте бюджета не заложены условия и ресурсы для экономического роста, для модернизации и технического перевооружения экономики, для реализации программ импортозамещения.

3. Доходная часть бюджета свидетельствует о том, что она всецело зависит от сырьевых доходов. Следовательно, сохраняется всё та же примитивно-сырьевая модель экономики.

4. Проект бюджета свидетельствует об очевидном погружении страны в затяжной кризис — экономический и финансовый. А это делает неизбежным и кризис социальный, чреватый политической дестабилизацией.

Говоря обо всём этом, коммунисты руководствуются не стремлением посеять панику или во что бы то ни стало найти повод для очернения власти. Мы стремимся на цифрах и фактах показать, какую цену страна и общество платят за насильственное встраивание России в глобальный капиталистический рынок. За нежелание власти менять социально-экономический курс, менять сложившуюся за 20 постсоветских лет порочную систему управления.

Мы доказываем — и, уверен, доказываем убедительно, — что перед правительством, несущим прямую ответственность за кризисную ситуацию, давно пора поставить вопрос о его собственной эффективности, целесообразности сохранения нынешнего социально-экономического курса и кадрового состава кабинета министров. Наша партия предлагает программу вывода страны из кризиса, модернизации её экономики и формирования правительства национальных интересов, правительства народного доверия.

http://kprf.ru/party-live/cknews/135517.html

 

Короткий URL: http://kommunist-kalugi.ru/?p=6533

Опубликовал Marina в Окт 14 2014. Соответствие Срочно распространить!, Фотографии. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Ответы на данный момент закрыты.

Комментарии закрыты

Цитаты

Лишь тот достоин жизни и свободы,
Кто каждый день за них идёт на бой!

 И.В. Гете
Войти